Фан-сайт Ирины Билык | Бойфренд Ирины Билык, известный хореограф Дмитрий Коляденко

Бойфренд Ирины Билык, известный хореограф Дмитрий Коляденко

Категория Окружение - Сен 14, 2004

Бойфренд Ирины Билык, известный хореограф Дмитрий Коляденко: “В начале нашего романа я мог распустить руки, выкидывал из квартиры Ирины вещи. Однажды даже сбросил с 13-го этажа диван”.

Знаменитый шоумен дал “ФАКТАМ” первое интервью, в котором рассказал о массе интересных вещей, которые чаще всего остаются за кадром светских хроник.

Встречу Дмитрий назначил в одном из модных ресторанчиков в центре Киева. Появился точно в назначенное время. “Мистер экстравагантность” был в светло-зеленых штанах в полоску, черном пиджаке поверх белой майки, с кучей медальонов на шее. На руках — два одинаковых связанных из синей шерсти кольца. Заказал апельсиновый фрэш, кофе и салат “Цезарь”. Во время беседы то и дело переходил с “ты” на “вы” и отвечал по мобильному на звонки любимой. У моего героя от счастья горели глаза, а когда он рассказывал о Ире, на его лице появлялась улыбка в 32 зуба. Как тут не поверить, что их история — не грамотно спланированный пиар-ход, а самая настоящая ЛЮБОВЬ?!

О беременности первой леди отечественной эстрады Ирины Билык писали и говорили все. Пытались выяснить, кто отец будущего ребенка, гадали, кто будет — мальчик или девочка, подбирали имена, высчитывали, когда беби должен появиться на свет. Сама же звезда на вопрос об “интересном положении” только хихикала в ответ. На самом деле слухи о беременности Ирины Билык оказались сильно преувеличенными. В связи с этим голову приходит фраза из популярного суперхита малоизвестной группы: “Я беременна — это временно!..”

“В день нашего знакомства я сказал Ире, что мне не нравится ни она сама, ни ее песни”

– Дима, как ты с Ирой познакомился?

– Лет шесть назад в гостях у Семена Горова — праздновали чей-то день рождения, Снежаны или деток, точно не помню, — мы оказались за одним столом. Ира весь вечер смотрела на меня, но я тогда был с супругой, с ребенком и на нее никакого внимания не обращал. Она была одна. В какой-то момент Ира сказала: “Я хочу с тобой работать!” Вела себя очень откровенно: сексуальные взгляды, намеки. “Я не могу с вами работать!” — ответил я. “Почему?” — удивилась она. “Потому что у вас есть свой балет, и мне не нравятся ваши песни!” Мне тогда действительно не нравились ни ее голос, ни манера, ни внешность. “Хорошо! — сказала она. — Тогда я сделаю ТАКОЙ балет, что тебе не очень приятно будет работать на украинской эстраде! Он будет — ЛУЧШИЙ!”. “Не-е-ет, — не согласился я, — лучший балет сделаю я, и он будет нравиться всем!” Ира тогда просто не могла усидеть на месте. Я почувствовал такую сексуальную энергетику, подумал, что она немного выпила, ей хочется за кем-то поухаживать или услышать приятные вещи. Но получилось наоборот…

Прошло три года. Юра Никитин попросил меня поставить шоу для новой программы Билык. Я тогда работал с Таей Повалий и отказался. Потом начался не лучший период в моей жизни. Я остался один — и творчески и в семейном плане. Пришлось даже, чтобы не сойти с ума, завести собаку — французского бульдога. Как-то я летел с сыном Филиппом на концерт в Феодосию, который делал Женя Рыбчинский. С нами летели Лолита, Пономарев, Ира Билык. Филипп захотел в туалет. Я проводил его. Когда мы шли назад, Ира схватила меня за руку. Помню, она была вся в белом — кофточке, юбочке, каких-то восточных шлепанцах… Схватила меня за руку и молчит. И я молчу. Так мы простояли на высоте нескольких тысяч метров минуты две. В тот момент я подумал, зачем она это сделала. Теперь, вспоминая об этом, Ира говорит, что это я ее схватил.

Когда мы вечером работали в Феодосии, я подглядывал за ней из-за кулис и впервые понял, что она фирменная певица. Понял, что она человек-оркестр — играет за флейту, за барабан, за балет, за декорацию, за спецэффекты. Подумал: да она же настоящая драматическая актриса, да и песни у нее ничего, и звучание хорошее, и музыка танцевальная. Почему же я тогда с ней не работаю? Но подойти не отважился. Через несколько месяцев мы встретились в Виннице на концерте. Был жуткий ливень. Я сидел в коридоре весь мокрый, и, увидев Иру, встал и преградил ей дорогу со словами: “Хочешь пойти со мной завтра в ресторан “Арагви”? Ты любишь грузинскую кухню?” “Да, люблю, — ответила она. — Позвони мне завтра”. “Подожди, а у тебя муж есть? — поинтересовался я. “А разве это важно, когда приглашаешь девушку в ресторан?” — улыбнулась Ира.

– Она тогда была замужем?

– Да. Когда мы начали встречаться, две недели я об этом не знал. Потом была вечеринка. Она назло мне беседовала с какими-то бизнесменами и постоянно смотрела на меня. Я ужинал с балетом, не сводя с нее глаз. Потом она сама подошла и пригласила меня на танец, но мы даже словом не обмолвились. Я снял рубашку и положил перед ней, хотел, чтобы она стала на эту белоснежную рубашку и вымазала ее своими каблучками. И что вы думаете? Она стала на нее и начала танцевать. Потом Ира призналась, что это была ее мечта… Разъехавшись по гостиницам, мы всю ночь обменивались SMSками. Я писал ей: “Ты меня задела!”

Наутро я побежал в ресторан и заказал все самое лучшее — шашлыки, хачапури… Сорок минут простоял, прождал ее на улице. Подарил ей роскошный букет. Мне не хватило денег, и в залог я оставил в ресторане свое очень стильное кольцо-часы. На следующий день я заболел. А через неделю ресторан сгорел!

Кстати, именно в ресторане “Арагви” мы впервые поцеловались. В шейку, в щечку, в ножку…

– В любви кто из вас первый признался?

– Наверное, я. Я же мужчина. Это произошло спустя два месяца. Мы даже не были близки… Поехали в Варшаву, там я и сказал ей: “Я тебя люблю!” Тогда у нас все и случилось. Честно, поначалу у меня с ней не все получалось! Я понимал, что проблема — в ее замужестве. Дело в том, что моя прежняя семья развалилась из-за того, что у моей жены появился другой. Я тогда даже в больницу попал. Психиатр сказал мне: “Отпусти их, пусть они плывут!” Я переживал, что теперь рушу чужую семью. Мы даже прощались с Ирой — я тогда ставил танцы для мюзикла “Золушка”. “Мы не можем быть вместе!” — сказал я Ире. Она промолчала и уехала. Приехала на студию Довженко в четыре часа утра заплаканная, расстроенная, привезла мне поесть. С силой бросала в меня, будто ножи, салфетки. Я улыбался, она еще больше злилась. Подарил ей духи — она выбросила их из окна. Все, что я дарил, она выбрасывала. И очень плакала, а я не мог на это смотреть. Наутро мы уже вместе поехали домой. С тех пор мы вместе.

“Билык приучила меня к суши, лососю, мидиям, а Глеб каждое утро приносит мне кофе в постель”

– Вы живете вместе?

– Да, я перебрался к Ире на Оболонь, взяв с собой только любимые вещи, все остальные просто выкинул. Стиральную машину, пылесос, плазменный телевизор, всю аппаратуру отдал своей бывшей жене. Взял только три фотографии, где я, папа и мама, которых уже нет. Приехал с одной сумкой. Мы с Ирой уже два года вместе, а переехал я только недавно — в июне.

– Кто у вас в семье главный?

– Глеб и наш тойтерьер Зак. Хотя Глеб совершенно не избалован. Ира, бывает, заводит его в темную комнату, берет ремень и долго там с ним беседует, после чего он становится шелковым. Как настоящий мужчина он даже не кричит. Характер еще тот…

– Как тебя принял Ирин сын?

– Глеб — прелесть! Он меня любит. Мы с ним играем: я его мучаю, он кричит, ему это нравится. Целую его и в щечки, и в ушки, и в ножки… Я научил его играть на компьютере, мы ходим в “Макдоналдз”, гуляем, посещаем магазины, я делаю ему подарки. Но теперь я могу сделать ему замечание, даже шлепнуть. Раз в неделю к нему приходит его папа, они проводят вместе какое-то время…

У Глеба замечательная няня, очень добрая и одновременно строгая. И похвалит, и накормит, и книжку почитает, и стихи они каждый день учат. Глеб уже читает, пишет, считает, хотя ему всего пять лет.

– В семье обязанности по хозяйству как делите?

– Раньше я готовил на ужин мясо, картошку, салаты. Но сейчас Ира худеет и ничего этого не ест. Поэтому я сейчас обхожусь бутербродами. Ира часто для меня готовит мое любимое блюдо — жареное мясо. Кстати, она меня приучила к суши, к лососю, раньше я такого вообще не ел, к мидиям — Ира говорит, что это полезно.

– А кофе в постель?

– Кофе в постель каждое утро мне приносит… Глеб.

– Папой тебя называет?

– НЕ-Е-ЕТ! Его папа — Андрей Оверчук. Глеб меня называет Дима. Я у него вчера вечером спросил: “Глеб, ты хочешь братика или сестричку?” Он отвечает: “Дим, ну конечно братика”. — “А как мы его назовем?” — “Глеб!”. “Не-е-е, — спорю я. — Не подходит. Я зову: “Глеб, иди сюда”, а вы оба приходите — так не логично”. А он ни в какую, хочет, чтобы брата звали только Глебом.

– А уже известно, кто будет? Вы с Ирой ждете ребенка, или это всего лишь слухи?

– Конечно, слухи (улыбается). Мы постоянно говорим с Ирой о детях. Я хочу ребенка от Иры. И она, видимо, тоже пришла к такому моменту, когда хочется второго ребенка. Но тут много и за, и против. Я ей вчера говорю: “Ира, а как же твоя карьера?” Она очень хочет ребенка, но боится, что потеряет форму, будет сложно. А потом сама себя успокаивает: “Ну почему сложно, Дима? Я буду бегать, заниматься на тренажерах, куплю ночную няню”. А потом опять начинает: “Это же так страшно, это же так больно!” Женщина, чего же ты хочешь?! (Смеется.)

– Вы предохраняетесь или живете по принципу: Бог пошлет ребенка — будем рожать.

– Ира никогда не делала абортов, хотя не предохраняется. Что-то там высчитывает — когда можно, когда нельзя. И я стараюсь быть очень аккуратным. Если ЭТО случится, будет рожать… Я категорически против абортов.

“Когда я увидел ремонт, который сделала Ира в новой квартире в центре

Киева, не мог уснуть”

– Говорят, в процесс воспитания своей второй половины ты и кулаки в ход можешь пустить.

– Бывало и такое! Я выкидывал с балкона ее вещи, даже как-то выбросил с 13-го этажа диван. И в какой-то момент понял, что могу ее из-за этого потерять. Подумал: “Что я делаю?”

– Ты ревновал ее к профессии, к людям?

– К мужчинам. Вокруг нее очень много мужчин. Они пишут SMSки, встречаются с ней, приносят ей цветы, подарки. Я их всех прогнал.

– А Ира тебя ревнует?

– Ира, бывает, тоже ревнует. “Кто это тебе звонил?” (копируя голос возлюбленной). “Ира, это по работе!” Знаешь, у нас достаточно откровенные отношения. Если мне на мобильный приходит SMSка, я могу ей показать. А она мне, если даже там что-то сексуальное.

– Тем не менее у вас не модная ныне свободная любовь?

– Нет-нет! Мы постоянно вместе. Сейчас я отправил ее в салон на массаж и в половине пятого заберу. У меня сегодня и еще пару дней выходные. Их я посвящаю Ире. Мы постоянно вместе — на гастролях, дома…

– Балуете друг друга?

– Ира очень любит украшения. Я ей покупаю все новшества от Диора — колечки, парфюмы. Сейчас она с головой окунулась в обустройство новой квартиры.

– ???

– Наша новая квартира в центре Киева, в старинном, 1902 года, доме. С балкона виден Оперный театр. Через неделю у нас новоселье. Интерьер в марокканском стиле: хрусталь, меха. Кукольный стиль — я так бы сказал. Она сама работала над дизайном, все контролировала, заказывала мебель в Италии. Когда я зашел в эту квартиру, ночью не мог уснуть и до сих пор не сплю — это ТАКАЯ красота! Все лето Ира занималась оформлением квартиры. Обычно я подсказываю, что и как, а тут она все делала сама.

– Как ты решился публично признаться Ире в любви?

– В передаче “Все для тебя” я спустился с большой высоты с букетом на сцену — так больше делать не буду (смеется). Было очень страшно. Я жутко боюсь высоты, даже с балкона 13-го этажа не могу смотреть вниз. Ира этим летом, когда мы отдыхали в Турции, сказала: “Колядеша, давай мы тебя покатаем на парашюте!” Уговорила, я купил билет, но так и не отважился. Мы отправили ТУДА бабушку Глеба Анну Яковлевну. “Мамо, ну як там?” — спросили. “Дiма, це супер!” — кричала она.

– А Ирина способна ради тебя на экстравагантный поступок?

– Она воплощает в жизнь все мои мечты. Одна из них недавно сбылась. Я об этом мечтал 13 лет. Ира потом смеялась: “Ну господи, что за мечта?” Мне ОЧЕНЬ хотелось, чтобы, когда я приду домой с работы, на столе стоял ужин, горела свеча, в ванной — горячая вода с пеной. Я поел, выпил сто граммов кагора и лег в горячую ванну. Это такой пустяк, но…

Я люблю красиво ухаживать — и подарки, и ужин, и цветочки. Такие пустяшные вещи очень важны. К примеру, если дома нет цветов, я бегу в свой любимый магазин напротив Оперного театра, а еще люблю покупать цветы на Бессарабке — там они необыкновенные, долго стоят. Полевые, розы, каллы…

– Как, кстати, вы называете друг друга?

– Я ее — Алиса! Она как маленькая девочка Алиса из сказки — такая же добрая, нежная, ласковая. Ира меня зовет Ежик, Димулечка, Колядеша — в зависимости от настроения.

– Тебя не смущает, что в числе Ириных поклонников много людей нетрадиционной ориентации?

– Мне тоже много приходится общаться с такими людьми, ведь я работаю в шоу-бизнесе. Мы были этим летом в “голубой” столице — Амстердаме. Я ходил по городу и понимал, что это нормально, хотя и был немного шокирован. Какая разница — у мужчины с мужчиной может быть любовь. И у женщины с женщиной…

Они самые нормальные ребята. Мне недавно один парень сказал, что Ира — их икона. Я их понимаю. Она — красивая женщина, и эти ребята ее обожают. Недавно мы выступали в одном из киевских гей-клубов. Они просто ба-а-л-дели и слово в слово пели ее песни.

– Как у тебя сложились отношения с экс-супругом Иры Никитиным?

– Прекрасно. Я привожу ему из-за границы подарки. А теперь и он мне. Когда у меня возникают финансовые проблемы, я говорю: “Юрочка, мне надо помочь”. “Да, Димочка!” — отвечает он. Я только говорю, сколько мне нужно, и Юра тут же выдает — то на костюмы, то на идеи для нового шоу к “Любовь. Яд”.

– Как сказала одна из киногероинь: “Высокие отношения!”

– У нас даже с Ириным мужем, отцом Глеба, нет вражды. Ему я тоже подарки привожу. Благодаря Ире у меня со всеми ее бывшими мужьями сложились прекрасные отношения.

– Тебя Ира изменила?

– Очень. Я был жестокий, слишком уверенный в себе, деспотичный, нервный. Теперь все делаю только ради нее и нашего счастья.

– Пытаешься бороться с ее вредными привычками?

– Вы имеете в виду, что она раньше “зажигала”? А сейчас не “зажигает” (улыбается). Как-то при мне один мужчина из компании спрашивает: “Дима, а ты с нами идешь в кино?” “В какое кино?” — интересуюсь. “Мы с Ирой идем в кино…” Я взялся за скатерть, на которой был накрыт ужин, и сбросил все на пол. Это было в ресторане “Марокана” — там до сих пор меня помнят! Она с ним в кино не пошла и больше его не видела.

– Расписаться собираетесь?

– В этом году нет — он високосный и не очень удачный. Ира заслуживает шикарной свадьбы, потому что она певица номер один в Украине. И понятно, что платить должен мужчина. Надо очень-очень-очень много денег. Банкет, платье, кольцо… Но я что-то придумаю.

– Ира со свадьбой не торопит?

– Она только спрашивает, мол, когда ты мне уже подаришь кольцо с бриллиантом? Я уже нашел то, что она хочет. В Турции и в Амстердаме она мне показала кольцо с бриллиантом в три карата. Но это очень дорого — 23-25 тысяч долларов. Если даже я продам квартиру родителей и поеду работать в Германию, мне все равно не хватит денег, чтобы купить такое кольцо. А пока что без этого кольца Ира никак не соглашается под венец идти.

Владимир ГРОМОВ, “ФАКТЫ”, facts.kiev.ua

Trackback URI | Комментарии в RSS

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.



  • Ірина Білик
    Фан-сайт Ірини Білик